Список статей   |   www.scaliger.ru
Вячеслав Лопатин

Странности трактата Л.Б. Альберти «Десять книг о зодчестве»

Известный итальянский ученый эпохи Возрождения Леон Баттиста Альберти (1404-1472) написал монументальный труд «Десять книг о зодчестве», в котором изложил основы архитектурного искусства. Первое издание этого сочинения вышло в 1485 году, став первой печатной книгой по архитектуре. Более того, это была первая работа по архитектуре на Западе за почти полтора тысячелетия!

Именно с констатации этого удивительного факта начинается текст от редактора, помещенный в начале современного издания: «Десять книг о зодчестве» Леон-Баттисты Альберти — первый известный архитектурный трактат со времени Витрувия. За четырнадцать столетий, отделяющих Альберти от Витрувия, мы пока не знаем ни одного литературного документа по вопросам европейского зодчества».

Книга Альберти содержит много странностей. Таковы, например, его описания, касающиеся религии. Говоря о современности, Альберти постоянно пишет о неких богах, а не о боге, как этого следовало бы ожидать; он даже восклицает «о, боги!». Альберти учит, как правильно делать и устанавливать в храмах статуи богов: «Я, однако, сомневаюсь, из какого материала делать статуи богов… Если это так, то не следует статуи богов, которые мы хотим видеть как можно более прекрасными, делать из золота» (с. 260-261).

Читая Альберти, мы с удивлением узнаем, что в его время стояли «храмы девственных богинь» (с. 183), в которые он предлагает запретить вход мужчинам, храм Геркулеса в Риме, который, если верить современным историкам, уже как три века был христианской церковью Святого Стефана, античный храм Ахилла в Черном море, который, вроде бы, давно канул в Лету и был неизвестен в средневековье, и т.п. Эта странная картина хорошо дополняется тем, что Альберти ни разу не упоминает Христа или христианство, а римских пап именует исключительно первосвященниками! При этом, Альберти хорошо знал, о чем пишет, так как к моменту выхода книги он уже более двадцати лет как работал в Римской курии – главном управлении Католической церкви.

Альберти много пишет об античном времени, но делает это так, словно между ними нет никакого тысячелетнего промежутка. Это относится и к манере изложения, и к содержанию, в котором античные реалии выглядят как современные. Данный факт настолько бросается в глаза, что редактор в своем предисловии вынужден отметить: «У Альберти — это, впрочем, относится ко всем трактатам эпохи Ренессанса до Палладио включительно — бывает очень трудно различать четкую грань между античностью и современностью» (с. XIV).

Альберти писал свой трактат на латинском языке, а многие термины, используемые в архитектуре, как оказалось, в латинском языке отсутствовали. Поэтому он сетует в тексте на трудности, так как ему приходится придумывать новые слова, что не всегда получается. Учитывая, что история монументального строительства на латинской земле насчитывала к этому времени уже около двух тысячелетий, этот факт кажется удивительным.

В книге Альберти есть еще много чего, что расходится с традиционной исторической картиной, однако я хотел бы остановиться на главной странности – его литературных источниках.

По своему содержанию трактат Альберти выходит за рамки просто книги по основам архитектуры и носит энциклопедический характер. Он пишет не только о строительстве, но и касается тем, которые связаны с ним опосредованно: климат, эстетика, мораль, военное дело, география и т.д. Поэтому среди авторов, на которых он ссылается – а ссылается он постоянно, - помимо архитекторов много философов, историков, политиков, писателей, скульпторов и прочих представителей культуры и науки. Вдобавок к этим Альберти называет еще много имен, так или иначе просто связанных с упоминаемыми им событиями или местами. Всего получается около двух с половиной сотен имен.

Естественно предположить, что все эти люди относятся к разным временам и располагаются на всей хронологической оси - от седой древности до эпохи Возрождения включительно. Ведь Альберти писал о том, как правильно строить, и рассмотрел и обобщил весь исторический опыт. И логично было бы подумать, что в процессе развития архитектурного искусства и культуры вообще, таких людей будет становиться все больше, а значит распределяться в хронологии они будут неравномерно – Альберти должен указывать больше людей среди его современников и живших недавно, меньше среди живших до этого и совсем мало из древних времен. Однако на деле все оказывается совсем не так.

Возьмем все упоминаемые в книге Альберти имена и посмотрим, какая получается статистика. К сожалению, не все имена поддаются исторической идентификации - кто эти люди и когда они жили, неизвестно. Есть также персонажи легендарные, вроде Семирамиды или Миноса, для которых отсутствуют точные датировки. Но даже если убрать всех этих людей из анализа, то все равно получается внушительный список – 201 имя.

Сопоставив каждого человека с веком, в котором он жил, можно построить график распределения имен на хронологической оси.


График 1. Распределение всех имен во времени.

Как видно на графике, основная масса упомянутых Альберти людей - это представители Античности. Для большей наглядности и простоты можно убрать малоинформативную часть графика ранее первого тысячелетия до н.э.


График 2. Распределение имен с 10 века до н.э. по 15 век.

Картина вырисовывается абсурдная: Альберти ссылается исключительно на античную историю и не знает практически никого начиная с 5 века! Можно, конечно, сказать, что вот они, кто-то, какие-то несколько человек в средних веках и даже в самом 15 веке. Действительно, в 7-м, 9-м и 15-м веках есть пять имен, однако из них четверо - это римские папы и один – Мухаммед, основатель ислама. Если отбросить эти имена, сомнительные с точки зрения достоверности или не имеющие отношения к реальной культуре, то получается, что Альберти с 5 века не знает ни одного писателя, историка, ученого, хоть кого-то кроме церковников! На протяжении 1000 лет – ноль!

Естественно, такая история невозможна. Очевидно, чтобы примирить эту нелепую хронологию со здравым смыслом, нужно всю эту массу антиков придвинуть вплотную ко времени Альберти, то есть просто убрать пустое тысячелетие. Тогда все встанет на свои места, и все странности найдут свое логичное объяснение.

Можно сделать также вывод, что вставка этого тысячелетия произошла незадолго до написания Альберти этой книги, скорее всего в начале того же XV века. Организовано это было Ватиканом (об этом я писал здесь: «Кто и как удлинил хронологию»). Знал ли Альберти об этой глобальной фальсификации? Может, нет – как обычный человек, а может и да – как сотрудник папской канцелярии. Точного ответа мы не знаем, и все что у нас есть – это его трактат.

Альберти не упоминал никого из средних веков не потому, что не хотел этого по каким-то причинам, а потому, что они действительно были для него пустым местом. Для него существуют только два времени – как он сам часто пишет, «древнее» и «наше», что в современной терминологии соответствует Античности и Возрождению. Средние века, это пустое тысячелетие он никак не называет, словно его не существует. Так как Альберти не приводит никаких прямых дат, то можно было бы подумать, что он действительно про него не знает, что древность у него непосредственно предшествует его современности. Однако это не так.

В одном месте своей книги Альберти пишет о превосходной сохранности корабля Адриана, поднятого при нем со дна озера, в котором «он более 1300 лет пролежал затонувший и заброшенный» (с. 155). Временной промежуток от императора Адриана до XV века указан правильно.

В другом месте Альберти восхищается кипарисом как качественным строительным материалом, говоря, что в храме Дианы Эфесской двери из него по прошествии 400 лет выглядели как новые, а в Риме при реставрации собора Святого Петра, которой он был свидетелем, двери из кипариса «сохранились целы и совершенно невредимы на протяжении более 500 лет; ибо если мы правильно толкуем летописи первосвященников города Рима, как раз столько лет прошло от времени первосвященника Адриана III, повесившего их, до четвертого Евгения» (с. 52). Указанный Альберти временной интервал также соответствует общепринятой хронологии, но обращает на себя внимание факт сомнения Альберти в ее достоверности.

Эти сомнения могут объясняться тем, что, как я уже писал выше, новая, длинная хронология была внедрена недавно и еще не успела обрасти необходимой аргументацией в пользу ее правдивости. Работа по ее совершенствованию еще продолжалась, она была сырой и неполной. Это подтверждается различными хронологическими нестыковками в тексте Альберти.

Так, он пишет, что храм в Аргосе «погиб в огне в тот год, когда в Афинах родился Платон, в царствование Тарквиния в Риме» (с. 243). Разница между пожаром и рождением философа составляет несколько лет, и на это можно не обращать внимание, но вот последний Тарквиний был изгнан из Рима примерно за 90 лет до Платона.

А вот, что думал Альберти о Юлии Цезаре. «Август, покоривший Египет, из носов кораблей отлил четыре колонны, которые позднее правитель Домициан поставил на Капитолии. К ним Юлий Цезарь, победив карфагенян в морском сражении, прибавил две…» (с. 257). Здесь вообще ошибка на ошибке. Каких карфагенян мог победить Цезарь, если Карфаген был разрушен и превращен в римскую провинцию за 100 лет до него? И, естественно, Цезарь ничего не мог добавить к постройкам Августа и Домициана, так как давно лежал в могиле. Комментатор в этом месте пишет, что Альберти неправильно понял источник и, касательно добавленных колонн, перепутал Цезаря с консулом Гаем Дуилием. Может так оно и было, но это не отменяет того факта, что Альберти не знал, что Юлий Цезарь правил до всех императоров, и вообще слабо представлял себе историю своей страны. Для серьезного ученого такое возможно лишь при отсутствии или противоречивости необходимой информации.

Получается, что Альберти, хоть и имел дело с еще не до конца разработанной хронологией, но знал о существовании тысячелетнего промежутка, лишенного хоть какой-то культурной жизни. И искренне верил в эту историю, то есть не был посвящен в план фальсификации хронологии. Но тогда его молчание и отсутствие удивления и размышления на эту тему кажутся более чем странными. Неужели он считал, что такая история возможна?

Или все же он что-то знал? Нужно отметить, что Альберти написал «Трактат о шифрах», в котором изложил новые принципы криптографии и описал созданное им устройство шифрования. Для своего времени шифр Альберти был совершенным и не поддавался взлому. Сделал же он все это по просьбе папского секретаря, то есть – по заказу самого папы. Естественно – для сокрытия тайн Ватикана.

И в завершении вернемся к именам, упоминаемых Альберти в своей книге. Интересно, кто из всего списка для него был важен? Попробуем отфильтровать данные, оставив лишь тех людей, кого он упоминает более пяти раз. Таких оказывается всего 18 человек. Ниже приведен этот новый список (имя, частота его упоминания, век), а также построенный на его основе график распределения.

Плиний ст. 32 I
Платон 23 IV до н.э.
Юлий Цезарь 21 I до н.э.
Теофраст 20 IV до н.э.
Аристотель 19 IV до н.э.
Витрувий 16 I до н.э.
Геродот 14 V до н.э.
Плутарх 14 I
Ал. Македонский 13 IV до н.э.
Варрон 13 I до н.э.
Диодор 11 I до н.э.
Катон ст. 11 II до н.э.
Нерон 9 I
Страбон 9 I
Фукидид 8 V до н.э.
Цицерон 8 I до н.э.
Иосиф Флавий 7 I
Октавиан Август 7 I до н.э.



График 3. Распределение имен из списка топ-18 во времени.

Источник

Л.Б. Альберти. Десять книг о зодчестве. В двух томах. М., 1935-1937.

Декабр, 2018.


© В.А. Лопатин, 2018     www.scaliger.ru