Список статей   |   www.scaliger.ru
Вячеслав Лопатин

Что не так в истории императоров Константина Великого и Ираклия?

Константин Великий и Ираклий – известные римские императоры, первый жил в IV веке, второй – в VII. Несмотря на то, что это разные исторические фигуры, жизнь которых разделена веками, их биографии, а точнее истории, схожи. Речь идет не о том, что пара или тройка событий оказались в чем-то похожими, а о явном и систематическом заимствовании одной истории из другой. Можно сказать и так: хронология Константина находится в зависимости от хронологии Ираклия. Или наоборот. Но как такое возможно? Ведь с научной точки зрения никаких зависимостей здесь быть не может.

Для начала коротко напомню об этих героях.

Флавий Валерий Аврелий Константин, он же Константин I или Константин Великий – римский император, правивший с 306 по 337 гг. Принял христианство и сделал эту религию господствующей. Известен также тем, что основал Константинополь, куда перенес столицу империи.

Флавий Ираклий, он же Ираклий I – византийский император, правивший с 610 по 641 гг. По исторической традиции зовется именно Ираклием, хотя его можно звать и Гераклием, поскольку это имя является производным от Геракла. Известен по большому восточному походу, в ходе которого была завоевана Персия. По размаху этого военного мероприятия Ираклий сравнивается с Александром Македонским. Этот Геракл воистину совершил подвиг, вернув в Иерусалим похищенный персами крест, на котором был распят Иисус Христос.

Вроде бы ничего общего у этих императоров нет, но посмотрим на них поближе, и главное – на хронологию. Один хронологический ряд отстоит от другого ровно на 304 года.

306 г. Константин становится императором. Спустя 304 года власть получает Ираклий.

313 г. Правящий на востоке империи Максимин Даза, пройдя через Малую Азию, на короткое время захватил Византий, будущий Константинополь. Через 304 года персы, пройдя Малую Азию, подошли к Константинополю. О серьезности ситуации говорит тот факт, что Ираклий начал мероприятия по эвакуации столицы в Карфаген.

324 г. Константин одолел давнего врага Лициния, который правил восточной частью империи, и стал единоличным правителем. Также в этом году армия Константина (сына императора) разбила персов, шах погиб [6, с. 16]. Спустя 304 года Ираклий победил персидского шаха Хосрова, закончив длительную войну. Шах был убит. Вернувшись с триумфом домой, Ираклий принял новый титул – базилевс.

Тут нужно прерваться, чтобы осмыслить историю с этим базилевсом. До победы над персами высшими титулами в Римской империи были цезарь и август. Базилевс же был титулом персидского шаха. Получается, что зваться базилевсом римский император не мог – шах мешал. Только победив его, Ираклий смог заполучить этот титул. История довольно мутная, особенно если учесть, что почти тысячелетием ранее это уже было. Александр Македонский тоже стал зваться базилевсом сразу после того, как завоевал Персию. Еще более странной эта история покажется, если мы узнаем, что базилевсами именовались греческие правители еще задолго до Александра.

Но мы идем дальше. Для нашего сравнения в истории с базилевсом главное это то, что оба, Константин и Ираклий, разбили своих давних восточных врагов, присоединили их земли и получили новый статус.

326 г. Мать Константина Елена откапывает где-то в Иерусалиме так называемый Животворящий крест, на котором был распят Христос. В истории это событие именуется обретением Креста. То есть после смерти Христа он был утерян, но потом нашелся в Иерусалиме и был там торжественно установлен. Через 304 года история как бы повторяется, и Иерусалим снова обретает этот крест. Ираклий после победы над персами возвращает вывезенный ими из Иерусалима артефакт и торжественно устанавливает его в этом городе. В обоих случаях речь идет о так называемом воздвижении креста в Иерусалиме. Это уникальные события, ничего похожего в истории больше не было. В память о них был учрежден церковный праздник Воздвижения Креста, поэтому отмечаются они в один день.

Естественно, что историки церкви скажут, что сначала, прямо в IV веке, был установлен праздник обретения Креста, а спустя три века к нему просто добавили еще и второй случай. Ну зачем, мол, делать разные праздники, если можно сэкономить и объединить их в один? Логика, конечно, странная, особенно если принять во внимание значимость этих событий и любовь Церкви ко всякого рода памятным датам. Однако мы не будем гадать, что тут логично, а что нет, поскольку есть основания считать, что в прошлом эти два события вообще не разделялись.



Это - картина испанского художника Мигеля Хименеса, жившего в XV веке. На ней изображен император Ираклий, доставляющий крест в Иерусалим в компании Елены – той самой, которая нашла крест за три века до Ираклия. То, что здесь нет никакой ошибки и это действительно наши герои, следует из названия картины: Santa Elena y el emperador Heraclio. Именно так она представлена в музее Сарагосы.

Данное художество является частью росписи алтаря. Среди его остальных частей есть еще одно интересное творение того же художника.



Здесь мы снова видим тех же персонажей – Ираклия и Елену. Искусствоведы признают, что поклоняются кресту именно они, несмотря на явный анахронизм.

337 г. Смерть Константина. Прибавим все те же 304 года и в точности получим дату смерти Ираклия. Кстати годы их рождения отличаются почти на такое же количество лет. Точные даты неизвестны, но историки сходятся на том, что родились они примерно в 272 и 575 годах соответственно. Разница – 303 года.

У Константина и Ираклия было много детей. Примечательно, что имена трех сыновей Константина были такими же, или почти такими же, как у отца: Константин, Констант и Констанций. А у Ираклия, видимо, с фантазией было похуже, поэтому своих троих он назвал одинаково - Константинами. Указанные дети Константина еще при его жизни были провозглашены цезарями и правили империей после его смерти. Аналогично и три этих сына Ираклия так же провозглашались цезарями, и двое из них правили после его смерти.

Старший сын Константина от второго брака, Константин, был провозглашен цезарем в следующем году после рождения. Старший сын Ираклия, Ираклий Новый Константин, тоже стал цезарем на следующий год после рождения.

317 г. Константин, сын Константина, получает титул цезаря. Прибавим 304 года и получим 621 год, в котором Ираклий делает соправителем своего сына, то ли старшего Константина, то ли среднего – это не понятно. Дата тоже не точная. Современник Ираклия сообщает, что после венчания на царство его сына Ираклий стал собираться в поход против персов, в который, как известно, он отправился весной 622 года. Так что, возможно, его сын занял престол не в 621 году, а в начале 622-го. Однако такая точность нам не особенно важна, так как все равно эти датировки укладываются в обнаруженную систему и погрешность в один год несущественна. Что касается самого сообщения об этом событии, то примечательно, что его автор называет нового соправителя то Константином, то Константом, а самого Ираклия Ираклом, то есть Гераклом [5, с. 101].

322 г. У Константина родился сын Констант. Спустя 304 года у Ираклия родился сын Константин Ираклий, прозванный Ираклионом. Здесь опять же возможна ошибка на год. Дело в том, что согласно Аврелию Виктору, Констант погиб на тринадцатом году правления как августа и на двадцать седьмом году своей жизни [8, с. 155]. Августом он стал в 337 году, в год смерти отца, поэтому посчитать можно. Однако из-за того, что источник указывает информацию с точностью лишь до года, то и погрешность будет в один год. Год рождения получается 322 либо 323.

334 г. Констант получает титул цезаря. Спустя 304 года Константин Ираклион становится соправителем отца. Это пара, о которой шла речь перед этим. И опять возможна ошибка на год. Касательно Константа часто пишут о 333 годе. Однако тот же Аврелий Виктор сообщает, что он был цезарем три года, то есть до того, как в 337 году стал августом [8, с. 155].

337 г. После смерти Константина Великого, верховную власть получают три «Константина»: Константин, Констант и Констанций. Через 304 года, после смерти Ираклия, верховную власть получают тоже три Константина: Новый Константин, Константин Ираклион и Констант, внук Ираклия. Этого Константа также называли Константином [5, с. 124].

350 г. Констант погибает, и Констанций получает единоличную власть. Спустя 304 года император Констант «гибнет» в сражении, и его сын Константин получает власть. Но на самом деле погиб не Констант, а один из его приближенных, на которого он в критический момент надел свою императорскую одежду. Сам же Констант спасся, а его сын был провозглашен соправителем [6, с. 254].

355 г. Сын Юлия Констанция провозглашается цезарем, и через 304 года сыновья Константа становятся цезарями. Маленькая поправка: в первом случае под Констанцием подразумевается не император Юлий Констанций, а его родной дядя и полный тезка, брат Константина Великого.

Слава богу, на этом явный параллелизм заканчивается, а то от этих постоянных констант уже в глазах рябит и мысли путаются. Сходство двух историй, конечно, проявляется в большем количестве случаев, но уже с меньшей точностью в цифрах. Например, оба императора, на которых мы остановились, Констанций и Констант, совершили поездку в Рим. Для каждого из них это было единственное в жизни посещение Рима. Разница между уникальными событиями – 306 лет. О подобных сравнениях я здесь писать не буду и перейду к сходствам чисто содержательного свойства.

Вернемся к Константину и Ираклию. У Константина был сын Крисп, которого он убил. И у Ираклия был свой Крисп, которого он бросил в тюрьму, где тот вскоре и умер. Этот Крисп не был сыном Ираклия, но был из царского рода, так как приходился племянником императору Маврикию. Сначала Константин доверял Криспу, сделал его цезарем, отдал под его командование армию. Но потом заподозрил в измене и казнил. Ираклий тоже доверял Криспу, который командовал армией и помог Ираклию получить власть. Но потом император заподозрил его в измене и…

Крисп, сын Константина, был от его первой жены. Остальные сыновья – от второй, Фаусты. Считается, что Фауста оклеветала Криспа, чтобы освободить дорогу к престолу своим детям. Вскоре после казни Криспа Константин убил и Фаусту – якобы узнав о невиновности сына. Нечто похожее мы находим и в истории Ираклия.

Новый Константин, старший сын Ираклия умер почти сразу после того, как занял престол. Считается, что в этом была повинна вторая жена Ираклия, желавшая посадить на трон своих сыновей. Но кончила она так же, как и Фауста. Она была отправлена в ссылку, где в том же году и умерла, либо была убита.

Убийство Константином сына и жены – самое темное место в его истории. Его обходят стороной, стараясь не вдаваться в детали, все историки, включая современников тех событий. Причина – неизвестна. Но если кто-то решит, что расправа над членами своей семьи бросает лишь тень на светлый образ великого императора, то это значит, что он о нем ничего не знает. Этот славный и блаженный монарх, причисленный Церковью к лику святых, убивал всех без разбора: родственников, друзей, семьи своих врагов, включая жен и детей. Так что слабонервным лучше о нем ничего не читать.

Итак, мы видим, что два хронологических потока идут параллельно. Одна история повторяет другую, чего в реальности быть не может, а это означает, что мы имеем дело не с настоящей историей, а с вымыслом. Кого-то из двух, Константина или Ираклия (а может и обоих), наверное, можно назвать исторической копией или дубликатом, хотя это и не означает, что дубликата никогда не существовало. Ведь речь идет лишь о фальшивом описании какой-то исторической реальности. Возможно, история реальных событий была изменена или частично придумана в ходе подгонки под другую историю. Но может быть, конечно, и так, что мы имеем дело с полным вымыслом.

Чтобы как-то разобраться в этой проблеме, давайте посмотрим на исторические источники наших знаний о Константине и Ираклии. Откуда взялись все эти события и даты, которые были здесь рассмотрены?

Главным источником истории Константина является Евсевий Кесарийский. Он был не просто современником императора, а его приближенным лицом. Поэтому сведения Евсевия должны обладать особой ценностью. Он написал «Церковную историю», в которой много места уделил событиям эпохи нашего героя, а также отдельные книги «Жизнь Константина» и «Похвальное слово царю Константину». По сравнению с другими авторами Евсевий внес просто титанический вклад в создание исторической картины того времени. Однако есть один нюанс. Из-за явной христианской направленности его литературной деятельности, его описания тенденциозны и часто недостоверны.

Вообще, все письменные источники эпохи Константина можно разделить на две группы: христианские и языческие. Первых много, вторых мало. О главном христианском авторе мы уже поговорили. Следующим идет Лактанций, тоже живший во времена Константина. Этот персонаж вообще не заслуживает внимания, так как в своей лживости далеко обошел всех.

Феодорит Кирский, Созомен, Сократ Схоластик, Геласий Кизикский и другие - христианские авторы уже V века, чьи труды содержат мало сведений о Константине. К тому же во многом они повторяют Евсевия. Думаю, я не сильно погрешу против истины, если скажу, что все, что мы знаем о Константине от христиан, мы знаем от одного лишь Евсевия.

Из языческих авторов первенство, наверное, можно отдать Сексту Аврелию Виктору. При императоре Юлиане, племяннике Константина Великого и позже он занимал высокие должности, в том числе префекта Рима. Он написал сочинения «О цезарях» и «Извлечения о жизни и нравах римских императоров». О Константине там – всего 2-3 страницы современного текста. В два раза меньше о Константине написал современник Аврелия Виктора Евтропий, который также состоял на имперской службе, занимая ответственные посты. От Евнапия, историка рубежа IV-V веков, дошли лишь отрывочные упоминания о Константине. Есть еще Зосим, но это уже V век, да и нового он ничего, по большому счету, не сказал. Все более поздние авторы, независимо от их веры, по понятным причинам нас не интересуют.

Итого, из языческих авторов можно отобрать лишь Аврелия Виктора и Евтропия. Однако историки считают, что их работы восходят к одному, недошедшему до нас сочинению. То есть из всего корпуса документов о Константине, по большому счету, можно говорить лишь о двух источниках – одном христианском и одном языческом. И тут, конечно, возникает вопрос: насколько можно считать достоверной историю, основанной на рассказах всего двух человек, к тому же идеологических противников?

Кстати, о противниках. То, что христианских источников позднеантичного периода намного больше, чем языческих, вызывает большое удивление. Такая картина была бы нормальной, если бы христиан, проживающих в Римской империи в то время, было бы большинство, но их было мало. Сказать точно, какую долю они представляли в населении в эпоху Константина, очень сложно, а вернее невозможно. Как это ни удивительно, историкам количество христиан неизвестно. Вот что пишет известный швейцарский ученый Яков Буркхардт: «Согласно Штойдлину, христиане составляли половину всего населения; согласно Матте, пятую часть; согласно Гиббону, только двадцатую…» [2, с. 116]. Разброс оценок – в 10 раз! О какой объективной картине прошлого можно говорить, если представленные данные отличаются на порядок?

Сколько же христиан было хотя бы примерно? Если в приведенной цитате имеется в виду Карл Фридрих Штойдлин, профессор богословия, то его оценку можно отбросить сразу, поскольку он явно выдает желаемое за действительное. Гиббон – историк, поэтому ему веры больше. Сам Буркхардт склоняется ближе к последнему: «Точнее всего, пожалуй, будет предположить, что на Западе соотношение составляло один к пятнадцати, а на Востоке — один к десяти» [2, с. 117]. Если мы примем эту оценку и представим, что христиан было максимум 10 процентов, то почему же христианских историков было подавляющее большинство? Откуда они все взялись? Ответ, как мне кажется, может быть только один: их сочинения были придуманы и написаны позже.

Из-за обилия христианских источников история Константина сложилась такой, какой она представлена только в них. Долгие годы она поддерживалась за счет работ новых авторов – исключительно священников. И хотя гуманист Лоренцо Валла раскрыл одну папскую аферу касательно Константина и Рима, это, скорее, было исключение, которое лишь посеяло зерна недоверия. Первыми усомнились в правдивости истории Константина протестанты, но для борьбы с Римом нужно было что-то посерьезнее и эта тема не пошла. Лишь в XVIII веке, когда история стала отделяться от Церкви и появились исследователи, старающиеся быть объективными, вдруг выяснилось, что история Константина во многом является христианским мифом.

Сначала Э.Гиббон в своем капитальном труде как-то «забыл» о христианстве Константина, затем Я.Буркхардт открыто оспорил факт принятия императором христианства и вообще катком проехался по его каноническому «облико морале». Далее критика нарастала и в итоге, уже в XX веке она предстала в крайне радикальном виде. Историк Г.Грегори «отказал в достоверности не только рассказу об обращении Константина, но и "Жизнеописанию Константина" Евсевия, и, фактически, всей традиции о нем» [9]. Приехали, как говорится. Евсевия, на котором держится вся история Константина – в мусорную корзину.

Однако следует отметить, что потом все потихоньку вернулось на круги своя и сегодня Константин, как и прежде, приветственно машет лабарумом со страниц учебника истории. Естественно, для такого разворота никаких новых данных за последний век найдено не было – откуда им взяться-то, просто клерикалы не дремлют… Для нас вся эта историография, в которой эпоха Константина на академическом уровне излагается то так, то сяк, показывает, как на самом деле мы мало знаем о том времени. Очевидно, что история Константина покрыта туманом неизвестности. Однако по сравнению с историей Ираклия это еще цветочки.

Но прежде чем перейти к обзору средневековой историографии эпохи Ираклия, я отмечу одну важную вещь. Ни один из рассмотренных источников истории Константина не содержит датировок по какой-либо хронологической шкале! Нет там ни дат от сотворения мира, ни от основания Рима, ни по олимпиадам, ни по какому-то другому счету лет. Нет вообще ничего, что можно было бы перевести на современное летосчисление, то есть нет так называемых абсолютных дат. Все события излагаются либо без указания на годы, когда они произошли, либо, в редких случаях, с относительной датировкой, например, «на десятом году от начала его царствования». Поэтому восстановить хронологию правления Константина и его детей в датах, скажем, от Рождества Христова по этим источникам невозможно, она просто повисает в воздухе.

Этот факт входит в некоторое противоречие с тем, что тот же Евсевий является автором известной мировой хроники – его самым ранним творением. Там даже указаны годы некоторых событий из жизни Константина (по эрам Авраама и Олимпиад). Почему же Евсевий, понимая важность хронологии и имея опыт в ее разработке, совершенно проигнорировал ее в своих остальных произведениях? Непонятно. Может, автор «Хроники» не Евсевий? Или наоборот, все эти хвалебные оды Константину написал кто-то другой и, возможно, в другое время?

Это все печально и удивительно. Но самое странное, конечно, это отсутствие датировок. Ведь открыв современную литературу о Константине, даже простой учебник, мы увидим, что там дат полно. Некоторые из них использовались выше для сравнения с хронологией Ираклия. Откуда же они взялись, если их нет в источниках IV-V вв, не считая упомянутую хронику? Ясно, что они были вписаны в историю позже.

Впервые абсолютные датировки в истории Константина появляются в «Хронографии» Иоанна Малалы, написанной в середине VI века, то есть спустя два столетия после смерти Константина. Годы даны в разных хронологических системах, но в основном по Антиохийской эре. Датированных событий из жизни Константина Малала приводит не много, но это можно считать началом. В следующем столетии их будет написано уже больше. Мы как раз подошли к VII веку – ко времени Ираклия, поэтому начнем знакомиться с источниками истории этого императора.

Как и в случае с Константином, важнейшими источниками наших знаний по эпохе Ираклия, конечно же, должны являться те, которые были написаны его современниками. На первое место здесь, наверное, нужно поставить «Историю императора Иракла» армянского епископа VII века Себеоса. К этому сочинению нужно относиться с большой долей скепсиса, так как его рукопись была найдена лишь в XIX веке (естественно, каким-то монахом в каком-то подвале). Более того, две части этой книги кроме третьей, в которой собственно и излагается история Ираклия, страдают анахронизмами. В них содержатся заимствования из трудов авторов, живших спустя несколько веков после Себеоса. Тем не менее, историки продолжают считать, что история Ираклия была написана в VII веке.

Некоторые описания в труде Себеоса уникальны и потому довольно интересны. Есть любопытные хронологические данные. Например, он пишет, что Диоклетиан начал царствовать на 284 году от РХ. Однако комментатор замечает, что этот год был проставлен первым издателем, а в оригинале написано «на 13-м году Господа…». Удивительно не столько то, что Себеос противоречит традиционным представлениям об эре Диоклетиана, хотя и это интересно, сколько то, что дата дана по эре от Рождества Христова, что на много веков опережает ее систематическое использование. Вообще, «История Ираклия» это не хроника, и в ней нет абсолютных дат, иногда встречаются относительные. Поэтому пара-тройка случаев датирования событий по эре РХ – странное исключение. В общем, Себеос – автор сомнительный.

Второй ценный источник – «Пасхальная хроника». Счет лет в ней ведется по олимпиадам и индиктам. Ее создание также относят к VII веку, и точно также этот источник вызывает вопросы, поскольку до эпохи Возрождения об этой хронике никто ничего не слышал. Считается, что она несколько веков пылилась в архиве Константинополя, затем, в X или XI веке была переписана, но продолжала пребывать в безвестности. Лишь в XVI веке, когда хроника попала в Европу, с нее были сделаны копии и она была введена в оборот – спустя почти тысячелетие (!) после написания [7, с. 13].

«Пасхальная хроника» начинается с библейских времен и заканчивается на 19-м году царствования Ираклия, захватив чуть более половины продолжительности его правления. То есть по данному источнику восстановить всю историю Ираклия невозможно. Что касается Константина, то эта хроника содержит больше дат, чем упомянутая ранее хроника Иоанна Малалы. Как эти данные там появились, не совсем понятно, так как считается, что «Пасхальная хроника» во многом представляет собой редакцию сочинения Малалы.

Египетский епископ Иоанн Никиусский, живший на рубеже VII-VIII веков, тоже написал известную хронику. Прежде всего, как это повелось, она известна своими странностями. Мало того, что она до нас дошла лишь в копии XVII века, так еще и в эфиопском переводе, сделанном с рукописи, написанной на арабском. Естественно, неоднократный перевод сильно испортил оригинальный текст, породив различные ошибки. Но главная проблема состоит в другом. У хроники отсутствует часть, удивительным образом точно совпадающая с периодом правления Ираклия.

Константинопольский патриарх Никифор, живший еще на сто лет позже, оставил нам «Краткую историю». Об Ираклии там мало, о Константине вообще ничего, так как повествование начинается с более позднего времени.

Наконец, мы добрались до главного – до хроники монаха Феофана Исповедника. Главного – в смысле хронологической полноты источника, а не его ценности, которая сомнительна, так как написана эта хроника была в начале IX века, то есть через почти два столетия после Ираклия. Действительно, «Хронография» Феофана содержит погодную запись, ведущуюся в летосчислении от сотворения мира, всей истории Ираклия. Да и Константина, кстати, тоже. Откуда же взялись эти датировки спустя столько времени после описываемых событий? Понятно, что какая-то часть хронологической информации заимствовалась у предшественников, упомянутых выше, а остальная часть?

Среди материалов, которыми пользовался Феофан и некоторые более поздние византийские историки, был один примечательный источник VIII века – хроника Феофила Эдесского [11, с. 369-370; 12, с. 7; 13, с. 83]. Эта личность для историка необычная. Феофил из месопотамской Эдессы, он же Сауфил ибн Сума - главный астролог багдадского халифа аль-Махди. Его астрологические трактаты оказали большое влияние на развитие астрологии в средние века. Он написал также историческую хронику, которая не сохранилась. И тут, конечно, напрашивается вопрос: а не придумывал ли Феофил даты для своей хроники так, как ему подсказывали звезды? Как астроном, он знал, что в движениях звезд прослеживаются определенные закономерности, и вполне мог перенести их в хронологию, например, в качестве идеи цикличности – чтобы история повторялась.

Что касается объема информации, посвященной Ираклию во всех упомянутых источниках, то ее очень мало. Намного меньше, чем в источниках истории Константина говорится о Константине.

Подведем итог обзора письменных источников. Мы рассмотрели две группы, включив в каждую современных авторов и более поздних, но не старше двух веков. История Константина известна плохо, а ее источники, по большому счету, сводятся всего к двум первоисточникам. Никаких абсолютных дат источники не содержат. История Ираклия известна еще хуже, но зато в ней появляются абсолютные даты, складывающиеся в привычную нам сквозную хронологию. Самым информативным в этом плане является Феофан, но написал он эту хронологию слишком поздно, что бы ему можно было верить.

Изначально мы выявили параллель между хронологией Константина и хронологией Ираклия. Ее наличие говорит о том, что как минимум одна из хронологий является вымышленной. Кто-то взял одну хронологию, сдвинул ее на 304 года и получил таким образом вторую, подправив заодно и содержательную часть второй истории - для большего сходства. Очевидно, это было сделано после правления Ираклия и, скорее всего, ближе к IX веку, когда появилась полноценная хроника Феофана. Вопрос состоит лишь в том, какая история первична, а какая вторична. Этот вопрос может показаться абсурдным, однако…

Вариант первый. Историк VII-IX веков на основе истории Ираклия выдумал хронологию правления Константина, а может и всю его историю, так как то, что было в таком далеком прошлом, отдаленном почти на пол тысячелетия, уже никто не помнил. Вариант нормальный, такое, вроде бы, вполне могло быть.

Вариант второй, он же абсурдный. Историк VII-IX веков на основе истории Константина сочинил хронологию правления Ираклия, а может и всю его историю. Но это же получается какая-то ерунда, особенно в сравнении с первым, рабочим вариантом. Однако, как это ни покажется странным, имеется больше фактов в пользу именно этого, второго варианта. Конечно, теоретически можно предположить и третий вариант – выдуманы обе хронологии или даже истории, но мы его пока рассматривать не будем.

Как я уже заметил выше, история Ираклия в источниках прописана намного хуже, чем история Константина. Если история последнего сокрыта лишь туманом неизвестности, то история Ираклия просто тонет во мраке. «Хронология царствования имп. Ираклия оставляет желать довольно много. Даже важнейшие события не установлены твердо» [1, с. 7]. Казалось бы, должно быть наоборот, ведь Ираклий на три века ближе к нам, чем Константин, и информации о нем должно дойти больше, но – нет.

Все рассмотренные нами источники информации об Ираклии написаны исключительно византийскими священниками. А что случилось с другими авторами? Неужели кроме тех, кто состоял на церковной службе, больше никого не было? И почему авторы только византийские? Ираклий, например, вел длительную войну с Ираном – почти 20 лет. Естественно, события этой войны отражены в каждом сочинении об Ираклии, являясь важнейшими в его истории. Трудно переоценить историческую ценность сведений об этой войне и для Ирана, но, тем не менее, персидских источников о ней, а следовательно и об Ираклии, нет.

Мы рассмотрели только письменные источники, но есть и другие. Например, нумизматика. Она демонстрирует нам монеты как Константина, так и Ираклия. Однако никаких хронологических данных эти монеты не содержат. Можно лишь говорить о том, что это монеты какого-то Ираклия и какого-то Константина, живших неизвестно когда. Еще можно оценить качество изготовления монет и уровень изобразительного искусства по тому, что на них изображено. И тут опять Ираклий выглядит подозрительно, так как его монеты не улучшились со времен Константина и даже демонстрируют деградацию - и искусства, и технологий.





Типичные золотые монеты Константина (вверху) и Ираклия. На аверсе последней написано: … HERACLIUS ET HERA CONST… - Ираклий и Ираклий Константин, его сын.

В качестве источников информации могут послужить портретные изображения императоров – скульптурные, мозаичные и прочие. Имеются в виду, конечно же, прижизненные или сделанные вскоре после смерти. От Константина осталось много скульптурных портретов, а от Ираклия – ноль. Чтобы быть точным – от последнего не осталось никаких изображений и как он выглядел, мы не знаем. Примитивные изображения на его монетах, естественно, не в счет.

От Константина остались также памятники монументальной архитектуры: базилика на Римском форуме, огромная колонна в Стамбуле, базилика в Трире, термы в Арле и др. А что осталось от Ираклия? Ничего. Нет смысла рассматривать дальше материальные источники и что-то там пытаться сравнивать, так как лучше сразу ответить на вопрос: какие вообще остались памятники от Ираклия, не считая приписываемых ему монет и сомнительной поповской литературы? Ответ: никакие. Ничего нет.

История Ираклия, не имеющая никаких материальных подтверждений, опирается лишь на литературу, да и то исключительно церковную. Эта история и так известна как темная, а с учетом всего вышесказанного она выглядит как призрачная, фантомная. Поэтому именно хронология правления Ираклия, а может и вся его история, скорее всего, является вымышленной. Но как это могло произойти?

Ранее, в одной из статей, я предположил, что проект по удлинению мировой хронологии был реализован в начале VII века. Решением церковных иерархов было вставлено несколько веков так, что вместо VII века на дворе оказался сразу XIV век. Естественно, вставленные века наполнили вымышленной историей, которую копировали вместе с хронологией с реальных событий. То есть за основу брали информацию из тех веков, которые были до этого события - другой же истории не было.

Ираклий в эту гипотезу хорошо вписывается, так как момент хронологической вставки как раз попадает на период его правления (610-641 гг). Тут все сходится. Если начало истории Ираклия, до вставки, было реальным, то остальную часть нужно было выдумать – чтобы история получилась гладкой, без разрыва. Вот ее и придумали, взяв за основу историю Константина.

Любопытный факт. Последним императором, который увековечил свое имя на Римском форуме, был Фока, предшественник Ираклия. В 610 году Ираклий его сверг и казнил. Считается, что Фока был тираном, кровопийцей и заслужил смерть. Тем не менее, в Риме ему при жизни воздавали почести и установили памятную колонну, которую там можно видеть и сегодня. А вот Ираклий, защитник христиан и спаситель одной из главных христианских реликвий, никакими памятниками удостоен не был. При этом Фока правил всего 8 лет, а Ираклий якобы больше 30-ти. Эту историческую нелепость можно объяснить только тем, что того Ираклия, которого мы знаем из истории, никогда не существовало. Фальсификаторы просто не озаботились установкой архитектурных памятников своим вымышленным персонажам, посчитав, видимо, что будет достаточно того, что написано на бумаге.

Мы рассмотрели параллель между эпохами Константина и Ираклия и установили, что история Ираклия, по всей видимости, была во многом списана с истории Константина. Понятно, что наряду со сходством есть и различия. Так и должно быть. Но одно из этих различий привлекает внимание. Одна часть биографии Ираклия, которая не находит аналога у Константина, является очень яркой и важной в его истории. Это его знаменитый и победоносный восточный поход, который сравнивается с походом Александра Македонского. Этот факт не укладывается в версию копирования истории Константина, ведь историки говорят, что при Константине на границе с Персией царил мир. Игнорировать это противоречие в виду его величины нельзя, нужно как-то объяснить, откуда тогда взялся этот Геракл, победитель персов. И такое объяснение есть.

Константин пришел к власти во времена тетрархии, когда империей управляли одновременно несколько императоров. И сам он еще долго правил не один. Так вот одним из его соправителей был Максимиан… Геркулий! То есть Геракл. В латинском языке - Геркулий, а по-гречески –Ираклий. И он – опять совпадение – вел победоносные войны против персов, за что был удостоен триумфа. Это отдельная интересная история, и о ней я расскажу в следующей статье.

Использованная литература:

1. Болотов В. К истории императора Ираклия. СПб., 1908.
2. Буркхард Я. Век Константина Великого. М., 2003.
3. Евсевий Памфил. Жизнь блаженного василевса Константина. М., 1998.
4. Евсевий Кесарийский. Церковная история. СПб., 2013.
5. История императора Иракла. Сочинение епископа Себеоса. СПб., 1862.
6. Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила... М., 1884.
7. Пасхальная хроника. СПб., 2004.
8. Римские историки IV века. М., 1997.
9. Рудоквас А. Очерки религиозной политики Римской империи… СПб., 2001.
10. Chronicon Paschale. // Corpus scriptorium historiae Byzantinae. Bonnae, 1832.
11. Studies in Theophanes. Paris, 2015.
12. Theophilus of Edessa's Chronicle and the Circulation of Historical… Liverpool, 2011.
13. The Chronicle of Theophanes Confessor. Oxford, 1997.


Ноябрь, 2019.


© В.А. Лопатин, 2019     www.scaliger.ru